Travel+Leisure: Последние дни стюардессы

Американский журнал Travel+Leisure в февральском номере за 2011 год опубликовал статью «Последние дни стюардессы». На сайте издания статья появилась под изменённым названием – «История стюардессы». Публикую перевод статьи, а ниже – некоторые размышления на фоне недавнего скандала с участием известного российского блоггера.

Последние дни стюардессы

Эйми Ли Болл, Travel+Leisure, февраль 2011

Одна бортпроводница, пожелавшая остаться неназванной, недавно опубликовала в Интернете открытое письмо (читай: пощечину) «летающей общественности»: «К сожалению, у нас нет подушек. Мы сожалеем, что у нас кончились одеяла. Нам очень жаль, что в самолете слишком холодно. Приносим извинения, что в самолете слишком жарко. Мы сожалеем, что отсеки для ручной клади полны… . К сожалению, это не то место, которое вы хотели. Извините нас за вертлявого малыша / за пассажира с избыточным весом / дурно пахнущего пассажира, сидящего рядом с вами… . Мы сожалеем, что вы чувствуете себя некомфортно из-за того парня, который «выглядит как террорист…». Эти извинения заканчивается предостережением: «Славные дни подушек, одеял, журналов и горячего питания для каждого давно прошли. Наша работа – доставить вас из пункта А в пункт Б, безопасно и с максимально низкими затратами для Вас и компании».

Давайте устроим минуту молчания по золотому веку путешествий, тех сумасбродных, Безумных дней, когда в самолетах были бары с пианистами и разделанный-на-вашем-месте шатобриан, когда экипаж был одет от Эмилио Пуччи, и пассажиры были одеты не менее изыскано, когда мужчины были мужчинами, а бортпроводники были стюардессами. Объявления о работе того времени кажутся причудливо допотопными: «Для большинства пассажиров их стюардесса — National Airlines. Поэтому мы ищем молодых леди, которые имеют склонность делать людей счастливыми, барышень с тонким сочетанием дружелюбия, компетентности и уравновешенности». Довольно далеко от того, что продемонстрировал нам разгневанный бортпроводник JetBlue Стивен Слейтер, который, как известно, в прошлом году объявил: «С меня хватит!» и сбежал через аварийный трап самолета, или несостоявшийся Слейтер, с которым я столкнулся в полете. Этот полет я предпринял вскоре после операции на мышцах плеча: я попросил этого бортпроводника помочь положить мою ручную кладь на верхнюю полку, на что он мне ответил: « Это не входит в мои обязанности».

Изменяющаяся динамика услуг авиакомпаний, кажется, соответствует изменяющейся роли их персонала, как его не назови. На заре коммерческих рейсов были «юнги»-подростки, а первые женщины-стюардессы должны были быть медсёстрами. (Такое ноу-хау можно было бы только приветствовать несколько лет назад, когда по пути в Рим я отравился едой, взятой с собой из дома. Плохо, очень плохо, когда вы слышите «Есть ли врач на борту?» через громкоговоритель и понимаете, что это для вас.) Одетая в белоснежную больничную или похожую на военную униформу, «небесная девушка» 1930-х годов не только подавала еду и успокаивала нервы, но иногда помогала с дозаправкой самолета или прикручивала сиденья к полу. Так гласит книга Даниэла Л. Руста «Пролетая над Америкой: Опыт пассажира авиалиний», вышедшая в 2009 году.

Когда во время Второй мировой войны на службу призвали медсестёр, авиакомпании расширили свои критерии найма персонала, но требования были драконовские: рост и вес, как у куклы Барби, постоянное ношение поясов и каблуков, и обязательный выхода на пенсию по достижению дряхлого возраста в … 32 года.

Сбросив белые перчатки и подняв края одежд, стюардессы подали смешанный знак флирта и личного договора. В рекламе National Airlines было воркование Дебби / Шерил / Карен «Fly Me» (или ещё менее двусмысленное: «Я отвезу вас, как никто и никогда вас еще не возил»), а Continental утверждала, что «Мы и правда перевозим наши хвосты для Вас». Braniff застенчиво спрашивала: «А Ваша жена знает, что Вы летите с нами?», а Pacific Southwest Airlines подчеркивала преимущество кресла в проходе как наилучшего места для разглядывания работниц в мини-юбках. Пассажиры мужского пола считались юношами-переростками: Eastern Airlines фактически давала им маленькие чёрные записные книжечки, чтобы собирать номера телефонов стюардесс.

С феминистской точки зрения, было прогрессом, когда стюардесса получила право набрать несколько килограммов, иметь седые волосы, забеременеть или иметь Y-хромосому. Закон о гражданских правах 1964 года утверждал, что мужчины также могут выполнять эту работу, таким образом, вернув индустрию на круги своя к тем самым юнгам. Ажурные чулки и сексуальные шортики были заменены на мужские брючные костюмы. Но с изменением дресс-кода изменился и стиль воздушных путешествий. Авиаперелеты стали демократичными и доступными. 800 миллионов из нас, кто проходит через аэропорты США каждый год, в настоящее время составляют непохожую и пёструю толпу. Мы бронируем рейсы в Интернете, регистрируемся в киосках самостоятельной регистрации, садимся на борт в майках и шлепанцах и прячемся от окружающих за наушниками.

«У нас больше нет связи с пассажирами» – призналась мне вполголоса стюардесса одной крупной американской авиакомпании. «У каждого есть iPod или электронная книга. Они не хотят разговаривать за рамками ответа на вопрос типа: «Хотите уксусную заправку или сливочный соус?». И это в бизнес-классе, где мы до сих пор подаем еду. Люди не думают о лице бортпроводницы. Они хотят беспосадочный перелет по самой низкой цене». Мы верим, что эти безликие, безымянные люди, которые просят нас отключить сотовые телефоны или поднять спинки сидений, будут знать, что делать в чрезвычайной ситуации (10 процентов экипажа JetBlue была набраны из рядов полиции и пожарной охраны), но в их круг обязанностей больше не входит ни забота о пассажирах и их кормление в полете, ни представление лица авиакомпании.

И всё же …. Есть несколько шизофреническое послание от этой индустрии в наши дни, как будто она измеряет температуру общественной ностальгии по эпохе «кофе, чай или я», в то самое время, как технология заменяет «я». Continental экспериментирует со стилем «самостоятельной посадки на борт», как в метро, в обход работника у выхода на посадку. Наиболее явным признаком того, что авиакомпании уже не видят бортпроводников в качестве людей, обеспечивающих индивидуальное обслуживание, является сенсорный экран для заказа еды на борту Virgin America; личный обмен с человеком, который приносит еду по проходу, стремится к тому, как вы относитесь к разносчику курицы кунг пао, который приносит её к вам домой. Кроме чаевых.

С совершенно противоположной стороны, у Virgin Atlantic появился новый рекламный ролик, изображающий потрясающую молодую женщину в красной, как помада, униформе и на шпильках, указывающую на выход с соблазнительной хореографией и разрывающей лифчик для того, чтобы подать мороженое. Рекламный ролик российской «Авиановы» показывает группу молодых женщин, которые сбрасывают откровенную униформу и остаются в бикини, чтобы в разнузданном танце помыть самолет. Перевозчики США кажутся более пуританскими или более уважительными, в зависимости от вашей точки зрения, но Southwest Airlines недавно увековечила образ девушки с обложки Sports Illustrated в купальнике, в полную длину Боинга-737, который летает из Нью-Йорка в Лас-Вегас.

Так какими же будут стюардессы? Андроидами, раздающими арахис, с голограммой, показывающей, как надуть спасательный жилет? Или стюардессами в туфлях на высоком каблуке и чулках? Может быть, произойдёт возврат к мальчикам-подросткам, набранным из скаутов? «Сегодня люди воспринимают воздушное путешествие как общественный транспорт», — говорит Патриция А. Френд, бывший президент Ассоциации бортпроводников, которая начала летать с United в 1966 году. «Когда мои друзья жалуются, что им не подали еду на борту, или что пришлось платить за сумку, я говорю им: Поговори со мной, когда ты прекратишь искать самый дешёвый билет в Интернете. До тех пор, пока мы выбираем перелёт на основе цены за место, мы соглашаемся и с определенным уровнем обслуживания».

Пока индустрия принимает решение о парадигме XXI века, лучше взять с собой бутерброд и пристегнуть ремень безопасности. Дорога может оказаться неровной.

Хронология T+L : Гламурная Жизнь Стюардесс

1937: Журнал Womens Home Companion описывает стюардессу, как смесь «медсестры, контролёра, грузчика, гида (необходимо указать каждому пассажиру на Большой Каньон и Дамбу Гувера), официанткой и вселенской матушкой».

1940-е: Обучение проходит на объектах с подходящим названием «фермы очарования», где «штампуются» клоны с одинаковой длины стрижками и зубами, выглядывающими из-за ровных улыбок.

1956: Более 300 «девочек» соревнуются за звание Мисс Скайуэй, отмечая 25-ю годовщину профессии стюардессы. Изумлённая победительница Маффетт Уэбб из Braniff говорит, что её работа является хорошей тренировкой для будущей роли жены.

1965: Униформа стюардесс авиакомпании Braniff, разработанная Pucci, состоит из головного убора «космический пузырь» и «взлетно-посадочной полосы» (игра слов «ВВП» и «воздушное раздевание» — прим. СО), которая предусматривает снятие слоёв одежды во время полета.

1967: Якобы имевшие место воспоминания двух «раскованных» (но вымышленных) стюардесс, «Кофе, чай или я?» выливается в три продолжения, телефильм и фантазии тысяч мужчин.

1972: Стюардессы Pacific Southwest Airlines, по-прежнему носящие мини-юбки и «панталоны», вернулись в Майами после угона их самолёта на Кубу. Форма вызывает протест со стороны Национальной организации женщин.

1980-е: После нескольких лет судебных процессов бортпроводники теперь имеют право набрать несколько килограммов, иметь седые волосы, забеременеть, быть мужчинами и носить униформу из полиэстера.

2006: Delta вводит форму, разработанную Ричардом Тайлером и, спустя несколько лет, эротическое видео о безопасности полётов с участием стюардессы, размахивающей пальцем. Она получила прозвище Deltalina за свое сходство с пухлогубой актрисой.

Наши дни: Китайские авиакомпании предпринимают новый подход к найму персонала — «школа очарования». China Southern Airlines даже запускает соревнование в форме реалити-шоу для поиска новых стюардесс. Кандидаты соревнуются друг с другом, перетаскивая тяжёлые чемоданы и подавая напитки судьям.

History of the Stewardess

Aimee Lee Ball, Travel+Leisure, February 2011

An anonymous flight attendant recently posted an open letter (read: bitch slap) “to the flying public” on the Internet: “We’re sorry we have no pillows. We’re sorry we’re out of blankets. We’re sorry the airplane is too cold. We’re sorry the airplane is too hot. We’re sorry the overhead bins are full…. We’re sorry that’s not the seat you wanted. We’re sorry there’s a restless toddler/overweight/offensive-smelling passenger seated next to you…. We’re sorry that guy makes you uncomfortable because he ‘looks like a terrorist….’” This sorry state of affairs ends with an admonition: “The glory days of pillows, blankets, magazines, and a hot meal for everyone are long gone. Our job is to get you from point A to point B safely and at the cheapest possible cost to you and the company.”

We shall now observe a moment of silence for the golden age of travel, those madcap,Mad Men days when airplanes had piano bars and carved-at-your-seat chateaubriand, when the cabin crew was dressed by Emilio Pucci and the passengers dressed up too, when men were men and flight attendants were stewardesses. A recruiting ad from that time seems quaintly antediluvian: “To most passengers, their stewardess is National Airlines. So we are looking for young ladies who have a flair for making people happy, young ladies with just the right blend of friendliness, competence and poise.” Quite a departure from Steven Slater, the irate JetBlue attendant who famously announced “I’m done” and fled down his plane’s emergency chute last year, or the Slater manqué I encountered on a flight I took shortly after having rotator cuff surgery: I asked him to help put my carry-on in the overhead compartment and was told, “That’s not part of my job.”

The changing dynamic of airline service seems to parallel the shifting role of airline personnel, whatever they’re called. In the earliest days of commercial flight, there were teenage “cabin boys,” and the first female stewardesses had to be registered nurses. (Such know-how would have been most welcome several years ago when, en route to Rome, I cleverly gave myself food poisoning from a homemade doggie bag. It’s bad, very bad, when you hear “Is there a doctor on board?” over the loudspeaker and realize it’s for you.) Dressed in hospital whites or military-style uniforms, a “sky girl” of the 1930’s not only served meals and soothed nerves but also sometimes helped refuel the plane or bolt the seats to the floor, according to the 2009 book Flying Across America: The Airline Passenger Experience by Daniel L. Rust.

When World War II mobilized nurses, the airlines expanded their hiring parameters, but the requirements were draconian: Barbie-doll height and weight standards, girdles and heels worn at all times, and mandatory retirement by the decrepit age of…32.

Shedding their white gloves and raising their hemlines, stewardesses imparted a mixed message of flirtation and personal indenture. Advertising for National Airlines had Debbie/Cheryl/Karen cooing “Fly Me” (or, even less ambiguously, “I’m going to fly you like you’ve never been flown before”), and Continental claimed “We Really Move Our Tails for You.” Braniff coyly asked “Does your wife know you’re flying with us?” and Pacific Southwest Airlines stressed the advantage of an aisle seat, the better to see its miniskirted workforce. Male passengers were assumed to be overgrown frat boys: Eastern Airlines actually provided them with little black books to collect stewardesses’ phone numbers.

From a feminist perspective, it was progress when flight attendants won the right to gain a few pounds, to let their hair go gray, to be pregnant, or to have a Y chromosome: The Civil Rights Act of 1964 insisted that men could do the job too, thus making a little full circle back to those early cabin boys. Fishnet stockings and hot pants were replaced by androgynous pantsuits. But as the dress code changed, so did the up-in-the-air experience. Air travel became democratic and accessible. The 800 million of us who pass through U.S. airports every year now comprise a remote and motley crew. We book our flights online, check in at kiosks, board in T-shirts and flip-flops, and withdraw under headsets and earbuds.

“We have no connection with passengers any more,” a flight attendant for a major American airline confided to me, sotto voce. “Everybody has an iPod or an e-book. They don’t want any conversation beyond, ‘Would you like vinaigrette or creamy dressing?’ And that’s in business class, where we still serve meals. People don’t think about the face of a flight attendant. They want a nonstop flight for the cheapest price.” We trust that these faceless, nameless people asking us to turn off our cell phones or raise our seatbacks will know what to do in an emergency (10 percent of JetBlue’s cabin crew has been recruited from police and fire departments) but their mandate is no longer the care and feeding of passengers, nor conveying the personality of the airline.

And yet…. There’s a slightly schizophrenic message from the industry these days, as if it’s taking the temperature of public nostalgia for the era of “coffee, tea, or me,” at the same time that technology is replacing the “me” factor. Continental is experimenting with subway-style “self-boarding” that bypasses an agent at the gate. The most overt sign that airlines no longer view flight attendants as personal service providers is Virgin America’s touch screen for ordering food on board; the intimate exchange with the person who brings your meal down the aisle approximates the bond with a delivery guy who brings kung pao chicken to your house. No tipping.

On the completely opposite hand, Virgin Atlantic has a new commercial featuring stunning young women in lipstick-red uniforms and spike heels pointing out the exit rows with vampy choreography and ripping open their bodices to serve ice cream. A commercial for the Russian airline Avianova shows a bevy of young women who strip down from skimpy uniforms into string bikinis to give the plane an orgiastic sponge bath. U.S. carriers seem more puritanical—or more respectful, depending on your point of view—but Southwest Airlines recently plastered an image of the cover girl for the Sports Illustrated swimsuit issue, full length, on the Boeing 737 it flies from New York City to Las Vegas.

So what’s it to be? Androids handing out peanuts, with a hologram showing how to inflate a life vest? Or stewardesses in stilettos and Spanx? Perhaps a return to teenage boys, recruited out of the Scouts? “The way people now view air travel, it’s public transportation,” said Patricia A. Friend, former president of the Association of Flight Attendants, who started flying with United in 1966. “When my friends complain about no food on board or paying to check a bag, I tell them: Talk to me when you stop going searching for the cheapest ticket on the Internet. As long as we show up based on the price of the seat, we have settled for a particular level of service.”

Until the industry decides on a paradigm for the 21st century, better pack a sandwich and fasten your seatbelt. It could be a bumpy ride.

A T+L Time Line: The Glamorous Lives of Stewardesses

1937: Women’s Home Companion describes a stewardess as an amalgam of “nurse, ticket-puncher, baggage-master, guide (the Grand Canyon and Boulder Dam must be pointed out to all passengers), waitress, and little mother of all the world.”

1940’s: Training takes place at facilities fittingly called “charm farms,” which churn out clones with identical collar-length haircuts and teeth ground into even smiles.

1956: More than 300 “girls” compete to be Miss Skyway, marking the 25th anniversary of the stewardess. The surprised winner, Muffett Webb of Braniff, says that her job is good training to be a wife.

1965: The Braniff uniforms designed by Pucci include “space bubble” headgear and the “airstrip,” which calls for the stewardess to remove layers of clothing during a flight.

1967: The alleged memoirs of two “uninhibited” (but fictitious) stewardesses, Coffee, Tea or Me? launches three sequels, a TV movie, and the fantasies of thousands of men.

1972: Stewardesses for Pacific Southwest Airlines, still wearing miniskirts and “pettipants,” return to Miami after their plane was hijacked to Cuba. The uniforms engender a protest from the National Organization for Women.

1980’s: After years of lawsuits, flight attendants now have the right to gain a few pounds, let their hair go gray, get pregnant, be men, and wear polyester uniforms.

2006: Delta introduces uniforms designed by Richard Tyler—and, a few years later, a sexy safety video featuring a finger-wagging flight attendant, nicknamed Deltalina for her resemblance to the pillow-lipped actress.

Current: Chinese airlines take up the “charm school” approach to hiring. China Southern Airlines even creates a reality show competition to search for new flight attendants. Applicants race against one another lugging heavy suitcases and serving drinks to the judges.

Sources: 1 — Glory Days of Airline Outfits; 2 — AirlineCrew.net; 3 — PSA Stewardesses.

А что у нас? А у нас блоггер Сергей Доля рассказал миру о том, как на него накричала и косо посмотрела бортпроводница «Аэрофлота». Не удивительно, что в свете последних скандалов между блоггерами и национальным перевозчиком очередная заметка подлила масла в огонь блоггерского возмущения. Подавляющее большинство из сотен комментариев сводилось к тому, какая плохая авиакомпания этот «Аэрофлот».

Я не оправдываю поведение той бортпроводницы полностью. Безусловно, стюардессы и стюарды должны в любой ситуации вести себя сдержанно и корректно по отношению к пассажирам. Но, как оказалось, господин Доля, во всей видимости, не реагировал на просьбы экипажа отключить сотовый телефон. Думаю, его просили не раз и не только по громкоговорителю, но и лично – через ту самую бортпроводницу. Мне знаком этот тип зазнавшихся мужиков (хотя есть и женщины), которые считают, что их сотовый – самый безопасный, что их дорогой билет позволяет им нарушать правила, что их все знают в лицо и должны уважать вдвойне. По пути в Штаты на борту того же «Аэрофлота» сидел через ряд один пассажир с телефоном. Каждый раз после предупреждения об отключении телефонов он продолжал с усиленным рвением набирать сообщения и разговаривать по телефону громким шёпотом. Стюардессы несколько раз, проходя мимо, замечали это и просили его отключить телефон. Стоило им отойти, как пассажир продолжал своё дело. Не знаю, отключил ли он телефон во время взлёта или тот продолжал оставаться в рабочем редиме весь полёт. Но так хотелось, чтобы стюардессы на него наорали.

А ещё лучше, если подобных пассажиров будут просто ссаживать с самолёта. Правда, полагаю, что окажись Сергей Доля среди выставленных из самолёта крутых пацанов, он не ограничится одной заметкой, которая по стилю, кстати, больше напоминает рекламу перевозчика, а разразиться серией постов. И ведь его поддержат сотни блоггеров с комментариями про тех ещё блядей и национальный позор. Да, у «Аэрофлота» ещё много проблем – прежде всего, в руководстве. Но одна из проблем – пассажиры, нарушающие правила перевозки – внешняя.

Что же до профессии стюардессы, то я верю, что она не умрёт и не трансформируется в полного робота. Примеры возвращения сексуальности в виде игривых роликов по безопасности в полёте или рекламы авиакомпаний, эротичный окрас профессии на борту Virgin Atlantic или традиционалистские примеры азиатских перевозчиков показывают, что спрос (и предложение) в рамках старой модели профессии стюардессы есть. Не важно даже, что сейчас на борту часто встретишь и стюардов, а иногда они даже доминируют. Стюарды тоже могут бравировать своей мужской сексуальностью и мужской традиционностью. При всей механистичности многих производственных процессов на борту, при всей нынешней обыденности перелётов остаётся особый статус бортового экипажа. Как в поездах главным человеком в вагоне для пассажира является проводник, так и на борту современных лайнеров для пассажира главными людьми являются стюардессы и стюарды. Именно с ними пассажир вступает в непосредственный контакт. Природа человека такова, что этот контакт не может полностью превратиться в роботизированный. А если и превращается, то это является прискорбной издержкой и неким исключением. Согласитесь, что вы вспоминаете именно тех стюардесс и стюардов, которые оставили у вас какие-то особенно приятные воспоминания.

Всех стюардесс, стюардов, пилотов, механиков, работников авиационной отрасли России я поздравляю с Днём Воздушного Флота.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *