KUF-SVO-KUF: Мильный рывок

Ночь с субботы на воскресенье я провёл в международном аэропорту «Шереметьево», куда отправился «Аэрофлотом» по «мильным» делам. Последний рейс в субботу в столицу и первый в воскресенье обратно, бессонная ночь в терминале, терминалы, самолёты, взлёты и посадки, бортовое питание и дикторы аэровокзалов – все впечатления и фотографии в одной заметке.

Kurumoch International Airport, 19 November 2011
Kurumoch International Airport, 19 November 2011 — Photo: Andrey Kirillov

Аэропорт «Курумоч» вечером в субботу встретил почти тишиной и яркими огнями вывески на ночном небе. Налево выстроилась очередь из вылетающих в Гоа. Справа группировались летящие в Москву. Борт из столицы задерживался минут на 20-30. Второй этаж, как обычно, радовал запустением – пассажиры толпились на первом и цокольном. Туалеты на цокольном этаже радовали чистотой и пустотой. От столичных они отличаются только более старой плиткой (зато белее) и кнопкой спуска на бачке (в столице – две кнопки в стене). Для пассажиров – дорогие сувениры и бесплатное «Самарское обозрение». Девушки с рагистрации прошли в зал внутренних вылетов и готовы запустить первых пассажиров. А очередь на Гоа уже наполовину втянулась в зал международных вылетов.

И только дикторша раздражает своим английским – неумело пытается изображать американский акцент, вместо four у неё получается fur, а вместо [Эйр Франс] (на английский манер) или [Эр Франс] (на французский) она весь вечер добивала меня [Аэро Франс] (на несуществующий манер). Я был без нетбука, поэтому в очередной раз убедиться в том, что в «Курумоче» нет бесплатного Интернета, не мог. Ну что ж, будет вечер отдыха от компьютера.

Пассажиры продолжают раздеваться на рамке, снимать обувь, куртки и ремни, затем всё это надевать обратно и спешить к стойкам регистрации, сдавая багаж, выбирая места у окна или прохода. Я регистрировался из дома, место выбрал тогда же. Но не удержался от просьбы распечатать мне картонный посадочный, хотя на руках был распечатанный дома бумажный. Багаж мне сдавать не надо – редчайший случай, когда я лечу только с ручным багажом. Точнее, с заплечным (рюкзачок с камерой). А в руках – ашановский пакет с парой яблок для коротания голодной ночи в «Шереметьево». На экранах – сплошная реклама «Почты России» и многократная демонстрация ролика о том, как спастись при провале под лёд на водоёмах.

Но вот и посадка на наш самолёт. Шапка уже убрана в пакет, натягиваю капюшон куртки. Рывок в автобус. Стою близко к выходу, чтобы выйти в числе первых и не стоять долго у трапа. Наивный. В нашем «Курумоче» посадка организована по модели «бегом и толпой»: сначала все бегут из автобуса к трапу, потом вместо нормальной очереди образуется толпа лезущих вперёд со всех сторон. В результате я оказываюсь в эпицентре. Эпицентр, понятное дело, не продвигается, оттесняемый с двух сторон лезущими вперёд. Впрочем, я их понимаю – ветер срывает капюшон и мгновенно продувает голову. Пассажиры, после проверки посадочного бегом взлетают по трапу через две ступеньки, чтобы поскорее оказаться в тепле. Ну, и заодно забить место для багажа на полках.

19.11.2011 | KUF-SVO | SU0832 | Airbus A321-211 VQ-BHK M. Keldysh | 28A

Я традиционно сажусь в хвосте – чтобы крылья не мешали обзору (что, впрочем, было во время ночного рейса неактуально). Такое ощущение, что на регистрации всех «посадили» в среднюю часть – передний бизнес-салон пустой, а в хвосте пассажиры сидят по одному-двое на каждый ряд из шести кресел. Оба кресла рядом с моим оказались пустыми. Эх, такое бы на дальнемагистральных перелётах! Развозят прессу, показывают, как пользоваться кислородными масками и куда бежать в случае аварии. Мне кажется, мало кто смотрит. Я же традиционно не пренебрегаю и просмотром инструкции по безопасности. По мнению специалистов, знание того, как действовать в чрезвычайной ситуации, спасает жизни. Но не думаю об авариях.

Быстрый взлёт с короткой полосы (длинная – на ремонте). Я бы даже сказал, лёгкий, и вот мы в небе. А несёт нас первый и единственный у «Аэрофлота» самолёт с оборудованием для сотовых звонков, смс и выхода в Интернет с высоты от 4000 метров. Если тарифы вас устраивают, то летайте «Мстиславом Келдышем». На ужин традиционный крауссан с ветчиной, сыром и долькой свежего огурчика, пакетик нектарчика и горячие напитки. В бизнес-классе кто-то налегал на горячительные – потом у стенки в ряд стояли пять бутылочек вина. Впрочем, кто-то начал заливать ещё в «Курумоче», а кто-то уже явился в аэропорт с лёгким покачиванием и не очень лёгким перегаром.

Садимся в «Шереметьево», даже раньше расписания (несмотря на задержку с вылетом). Стюардесса сообщает, что «Time in Moscow is 11 hours and … (пауза) 15 minutes (было уже 19) in the evening». Вот так граждане и запомнят, а потом сами будут ляпать in the evening (на всякий случай, правильно ничего не добавлять, а in the evening переводится «вечером»). Ставят к 21 выходу, но это в международной части, поэтому сначала из телетрапа надо спуститься к автобусу, который везёт уже к залу выдачи багажа во внутренней зоне.

Sheremetyevo International Airport, 19 November 2011
Sheremetyevo International Airport, 19 November 2011 — Photo: Andrey Kirillov

Интересно всё же устроена у нас логистика в новых аэропортах. Телетрапы есть, а всё равно везут автобусом. Чудеса модернизации, что называется. Накануне модернизированный аэропорт принимал 20-миллионного пассажира нового терминала D (открытого два года назад). Не могли уже меня дождаться! Учитывая тот факт, что у меня не было багажа и я не торопился, смог бы спокойно поучаствовать во всяких церемониях чествования и вручения призов.

Sheremetyevo International Airport, 19 November 2011
Sheremetyevo International Airport, 19 November 2011 — Photo: Andrey Kirillov

Впереди целая ночь, которую надо провести с пользой и разнообразием. Путь лежит из терминала D через терминал E в терминал F. Можно неспеша обойти все три южных терминала на разных уровнях. Чем, собственно, я и занимался первые два-три часа. Для начала наснимался ажурную арку над входом в зал вылетов третьего терминала.

Sheremetyevo International Airport Terminal D, 20 November 2011
Sheremetyevo International Airport Terminal D, 20 November 2011 — Photo: Andrey Kirillov
Sheremetyevo International Airport Terminal D, 20 November 2011
Sheremetyevo International Airport Terminal D, 20 November 2011 — Photo: Andrey Kirillov

Пойдём дальше. А не посмотреть ли нам на поезда «Аэроэкспресса». туда ведёт новая галерея, занятая магазинами и кафе. Современно, довольно просторно и ново. Только вот платформы «Аэроэкспресса» закрыты до раннего утра.

Sheremetyevo International Airport, 20 November 2011
Sheremetyevo International Airport, 20 November 2011 — Photo: Andrey Kirillov
Sheremetyevo International Airport, 20 November 2011
Sheremetyevo International Airport, 20 November 2011 — Photo: Andrey Kirillov

Что ж, вернёмся немного назад и посмотрим на очередную фотовыставку в переходе к терминалу E. Нынче аэропорты любят устраивать фотовыставки, что не может не радовать пассажиров, особенно неспешащих.

Sheremetyevo International Airport, 20 November 2011
Sheremetyevo International Airport, 20 November 2011 — Photo: Andrey Kirillov

Снимаю я отражение ламп и рекламы в мраморных плитах пола и вижу, что наперерез мне идёт полицейский. Ну, понятно, о чём пойдёт речь. Подошёл, представился и начал обманывать меня сказками про стратегический объект, который нельзя снимать, особенно входы и переходы. Просил показать разрешение на съёмку и само снятое, но я не собирался показывать все входы и переходы, запечатлённые до этого. Интересовался, куда я лечу. Директора аэропорта предоставить отказался. Был явно не в курсе того, что съёмки в доступных для пассажиров зонах аэропорта вполне разрешены, даже если вы снимаете входы, выходы и переходы. В общем, на прощание парень кинул мне, что ещё увидимся, раз мне тут до утра быть. Честно сказать, хоть я и прав, но желание снимать дальше на некоторое время он у меня отбил.

И всё же я закончил путешествие, дойдя до терминала F (бывший второй). А потом вернуся обратно. На обратном пути полицейский паренёк уже не выскакивал мне наперерез. Видимо, его просветили о правилах фотосъёмки в аэропортах.

Вторая половина ночи прошла в удивлении ценам в «супермаркете» (литр молока «Простоквашино» за 70 рублей и поллитровая бутылочка простой негазированной воды за 45 рублей), попытках распечатать посадочный талон на обратный рейс (место я выбрать смог в киоске самостоятельной регистрации, а вот печатать талоны они все отказались), попыткой найти представителя «Аэрофлота», поисками работающей стойки регистрации (регистрация открывается за 6 часов до вылета, а оставалось уже пять с половиной).

Sheremetyevo International Airport, 20 November 2011
Sheremetyevo International Airport, 20 November 2011 — Photo: Andrey Kirillov

Ну, и по мелочи – съесть яблоко, почитать собранную в терминалах бесплатную прессу, попробовать вздремнуть полчасика, посмотреть на ассортимент магазина беспошлинной торговли (по-моему, это нонсенс в терминале вылета внутренних рейсов), пройти мимо актёра Балуева, не подав вида, что факт опознания знаменитости должен сопровождаться визгами и показом пальцем. Впрочем, пальцем мне некому было показывать, так что Балуев после посиделок в пабе пошёл на какой-то рейс (чтобы не было недоразумений, трезвый).

Темень ночи никак не хотела рассеиваться над полем, так что на этот раз обошлось, к сожалению, без кадров «припаркованных» самолётов. От нашего 16-трапа отталкивают «Малевича», летящего в Петербург, и тут подталкивают «Крузенштерна», который и понесёт меня обратно в Самару. Раз не получается снимать самолёты, пойдём, пожалуй, внутрь. И снова оба кресла рядом со мной свободны, как полупуст весь хвост.

20.11.2011 | SVO-KUF | SU0813 | Airbus A320-214 VP-BKC I. Kruzenshtern | 23F

Рейс стал примечателен едой. Вместо традиционного круассана подали бутерброд из искусственного мякиша с каким-то типа мясом и… маринованными огурчиками в изобилии. Только на борту самолёта мне ещё не хватало солёных огурцов!

Aeroflot Moscow - Samara flight catering, 20 November 2011
Aeroflot Moscow — Samara flight catering, 20 November 2011 — Photo: Andrey Kirillov

Вот так от нормального питания мы перешли к круассанам. А теперь как бы не перешли к бутербродам с мякишем. Так и до пакетика с орешками недалеко. Правда, в этом случае бутерброды даже с мякишем будут уже продаваться за деньги.

Снижаемся, всё в облаках. Только почти перед посадкой вырываемся из серого пуха. Садимся на ту же короткую полосу. Мимо проносятся всё ещё (к счастью) живые Ту-154 бывших авиакомпаний «Самара» и «Омскавиа». А рядом «новый» борт: Ту-134АK (RA-65550) компании «РусЭйр» (ВИП-самолёт). Самолёт известен тем, что в 1997 году был личным бортом Филиппа Киркорова. Что он делает на стоянке смертников? Ресурс у него ещё не выработан. А вот Ту-154М «ЮТэйр». Самолёт носит имя Антонины Григорьевой. Ну, и наш «Крузенштерн». Капитан машет рукой (я заметил это только через какое-то время, рассматривая фотографии).

В работе 78-го автобуса как раз выдался двухчасовой перерыв, так что пришлось опробовать маршрутку. Голова и тело просят полноценного сна.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *